История морских десантных сил

Приказом командующего ТОФ от 20 апреля 1945 г. во Владивостоке был сформирован 4-й отдельный дивизион десантных судов 5-го отряда кораблей ВМФ. 9 июня 1945 года на 15 десантных судах был поднят Военно-Морской Флаг СССР. Этот день стал днем рождения морских десантных сил ТОФ.

В дивизионе закипела напряженная подготовка к предстоящим боям, которые начались ровно через 2 месяца. Сражаться приходилось в сложных условиях. Личный состав соединения внес весомый вклад в общую победу. Наиболее значительным по масштабам был десант по овладению портом и городом Сейсин. В ночь на 14 августа 1945 года началась посадка на корабли главных сил десанта - 5 тыс. человек и 7 танков. Из Владивостока они вышли рано утром. Переход десанта морем проходил в условиях тумана при видимости 1-2 кабельтовых и состоянии моря 2 балла. 14 августа в 5.30 утра корабли с десантом, следуя за тральщиками и подвергаясь артиллерийскому обстрелу со стороны японцев, вошли в порт Сейсин и высадили десант.

Уровень боевой подготовки, а также высокий моральный дух моряков часто играли решающую роль в достижении победы в бою. Личный состав дивизиона десантных судов тогда понес свои первые потери. Погиб сигнальщик матрос Гуйван, два матроса получили ранения. Приказом командующего ТОФ от 15 августа 1945 года 4-й ОДДС был переименован в 1-й отряд десантных судов. За участие в освобождении Кореи от японских оккупантов 41 человек был награжден медалью КНДР <За освобождение Кореи>.

После окончания Великой Отечественной войны первый отдельный отряд десантных судов продолжал выполнять свой воинский долг на дальневосточных рубежах нашей Родины. В 1949 году приказом ГК ВМФ десантные суда переименованы в десантные корабли, а 13 августа 1951 года они объявлены соединением. Командиром назначен капитан 1 ранга Гончаров, начальником штаба - капитан 3 ранга Щекотов. Приказом начальника Главного политического управления ВМФ 19 августа 1951 года сформирован политический отдел, который возглавил капитан 1 ранга Клубук.

50-е годы. Личный состав занят совершенствованием боевого мастерства. Экипажи постоянно тренировались в приеме и высадке десанта, отрабатывали взаимодействие с частями ДВО и морской пехотой. Экзаменом на зрелось в мирные дни явились тактические учения. В октябре 1954 года за действиями десантных кораблей на учении наблюдали Первый секретарь ЦК КПСС Н.Хрущев и Председатель Совета Министров СССР Н.Булганин, Главнокомандующий Военно-Морским Флотом Адмирал Флота Советского Союза Н.Кузнецов. За успешные действия многим офицерам и матросам были объявлены благодарности, 14 человек награждены именными часами.

В сентябре 1962 года корабли соединения участвовали в тактическом учении флота под руководством министра обороны СССР. На переходе Холмск - Советская Гавань они попали в шторм. Экипажи показали высокую выучку и боевое мастерство. Высадка десанта произведена успешно, общая оценка - <хорошо>. В середине 60-х годов корабли начинают нести боевую службу. Первым вышел в океан БДК <Томский комсомолец>.

В апреле 1970 года соединение участвует в учении <Океан>. За достигнутые успехи в боевой и политической подготовке и высокое мастерство 386 офицеров, мичманов, старшин и матросов награждены юбилейными медалями. В 1973-74 гг. БДК <Сергей Лазо> с десантом на борту совершает самый длительный в истории соединения поход в океан продолжительностью 14 месяцев. Командир корабля - капитан 3 ранга В.Поздняков, заместитель командира по политической части - капитан 3 ранга А.Куприенко, старший помощник командира - капитан-лейтенант Е.Волков. Четыре года подряд соединение занимает призовые места среди флотов ВМФ по высадке десанта (с 1971 по 1974 год.)

В 1987 году соединение высаживает десант в устье реки Мерей на Сахалине. Им руководит капитан 1 ранга Николай Кочергин. Операция получает высокую оценку. Здесь моряки продолжили славные традиции фронтовиков. Осенью 1989 года отряд кораблей оказывал помощь Приморскому краю в ликвидации последствий стихийного бедствия, нанесенного тайфуном <Джуди>. В 1989-1990 гг. начались организационно-штатные мероприятия по сокращению Вооруженных Сил СССР. Они коснулись и этого соединения.

Сегодня экипажи десантных кораблей продолжают нести свою нелегкую службу. В мирные дни они помогают дальневосточникам бороться с жестокими капризами природы. Не угасает и накал боевой учебы. Корабли соединения участвуют в международной деятельности флота и оттачивают мастерство в учениях. В 2004 г. БДК-11 в составе отряда боевых кораблей ТОФ участвует в визите в ВМБ ВМС Японии Курэ. В июне 2004 г. корабли соединения задействованы в учении <Мобильность-2004> и успешно высаживают на полуостров Клерк подразделение морской пехоты Северного флота. .

К 60-летию Победы БДК-11 под командованием капитана 3 ранга Олега Ковырчева с ветеранами и концертными коллективами на борту совершает исторический переход по местам боевой славы к берегам Сахалина, Советской Гавани, Находки и Славянки. Молодое поколение десантников знает, что и в мирные будни есть место подвигам. Поэтому оно достойно продолжает эстафету ратного служения Отечеству, которую приняло от героев Великой Отечественной войны.

Роман МАРТОВ. "Боевая вахта" 11 Июля 2005 г.

Инструкция дежурному по десанту


Дежурный по десанту назначается из числа офицеров десанта. Он подчиняется командиру десанта, а в части организации службы и корабельного расписания помощнику командира.

Дежурный по десанту отвечает:

Перед заступлением на дежурство принимает от старого дежурного сведения:

Дежурный по десанту обязан:

Форма одежды – форма дня. Дежурному по десанту разрешается отдыхать не раздеваясь с 01.00 до 05.00, оставляя за себя помощника. В 05.45 дежурный по десанту докладывает вахтенному офицеру о замечаниях за ночь.
 

22-я дивизия морских десантных сил ТОФ


dmds.jpg
о. Русский

Воспоминания командира 22-ой ДМДС
контр-адмирала Тулина Кирилла Алексеевича


 

На пятом году службы на СФ, в сентябре 1979 г., мне позвонил начальник управления кадров капитан 1 ранга Зуев и предложил мне срочно прибыть к нему. По прибытию он показал телеграмму, в которой говорилось: "Начальнику отдела кадров. ГК ВМФ провел совещание по поводу назначения командира 22-й дивизии морских десантных кораблей ТОФ. Главком решил назначить командиром 22-й дивизии командира 121-й бригады ДК капитана 1 ранга Тулина Кирилла Алексеевича. Проведите с ним беседу и результаты доложите". Я прочитал телеграмму, встал и произнес: "Служу Советскому Союзу" (коли Главком решил, что еще может сказать комбриг?). И уже 13 октября я был на Дальнем Востоке.

prichal_dmds.jpg
б. Иванцова
dkvp.jpg
б. Кетовая

К моему прибытию формирование дивизии уже практически завершилось. Новое соединение ТОФ разворачивалось на базе 120-й бригады ДК ТОФ, которая по своему составу приближалась к дивизии, а с приходом «Ивана Рогова» вопрос переформирования был практически решен. Это была первая дивизия морских десантных сил в нашем флоте.
К моменту окончания формирования дивизия включала в свой состав две бригады ДК (120-ю и 14-ю). Каждая бригада имела в своем составе два дивизиона. Всего в дивизии насчитывалось более 30 единиц: БДК пр. 1174 «Иван Рогов" и «Александр Николаев", БДК пр. 1171 «Сергей Лазо», «Николай Вилков», «Томский комсомолец», «Алексндр Торцев», и «50 лет ВЛКСМ» др., БДК пр.775 и 775-П — БДК-14, БДК-98, БДК-101 и др.), СДК пр.770 и др. Имелись и ДКаВП — сначала четыре для «Ивана Рогова», позднее появились еще четыре, предназначавшиеся для «Александра Николаева».

Кадровые перемещения были следующими: командир 120-й бригады капитан 1 ранга Чебанов стал НШ дивизии, НТТТ одной из бригад капитан 2 ранга Ващенко стал комбригом 120-й, а капитан 2 ранга Волков — 14-й бригады ДК. От капитана 3 ранга Александра Владимировича Симонова, который заканчивал ВМА, поступила просьба пригласить его для дальнейшей службы на ТОФ. О совместной службе у меня остались самые положительные воспоминания, и я обратился с соответствующими документами по инстанции. Симонов прибыл к нам и был назначен НШ 14-й бригады ДК. Позднее он стал комбригом и к моменту моего ухода на вышестоящую должность был назначен НТТТ дивизии.

К моменту моего прибытия дивизия располагала плавмастерской. которая досталась нам в качестве трофея от Японии. Она стояла в б. Новик, на ней был старый, "избитый" станочный парк, но, как это ни странно — в рабочем состоянии. Несмотря на возраст мастерская выполняла большой объем работ. Позднее к нам пришла вторая ПМ, польской постройки, с самым современным оборудованием, которое позволяло на месте выполнять многие виды ремонтных работ.

Корабли и суда дивизии базировались на о. Русский. Остров имел в диаметре около 12 км и около 50 — по периметру. Его побережье было изрезано глубокими бухтами, и в одной из них — б. Новик, делящей остров как бы на две части, и располагались десантные корабли. Наши "причалы" находились ближе к выходу из бухты, а в самой глубине ее стояли корабли бригады консервации.
Специальные причалы для десантных кораблей отсутствовали, корабли стояли, уткнувшись носом в берег (при этом кормовой якорь был отдан, а корабль носовой частью сидел на береговой отмели) — носовые ворота открыты, аппарель опущена. Поблизости от береговой черты имелись электрощиты, к которым подтягивался корабельный кабель и таким образом обеспечивалось питание энергетических систем корабля (подача воды и пара отсутствовала). Такой способ базирования флотские остряки окрестили "носом в грязь".

Так базировались большую часть года Ближе к зиме схема дислокации изменялась. Зимы на Дальнем Востоке достаточно холодные (-15-20°С) и малоснежные, картину усложняют сильные и жестокие ветры. В б. Новик образуется устойчивый ледяной покров толщиной до метра, что исключает любое передвижение десантных кораблей без помощи ледоколов. Поэтому на 3-4 месяца (декабрь, январь, февраль и, иногда, март) корабли уходили из б. Новик во Владивосток, где распределялись по чужим причалам. Где имелось свободное место, там и вставали, но, как правило, для стоянки выделяли самые неудобные участки причалов. Если электропитание еще худо-бедно подавалось, то пар и пресную воду с берега корабли получали не всегда. Базирование во Владивостоке было серьезным испытанием, т.к. ко всем прочим добавлялись трудности снабжения всем необходимым (штаб и наши склады — на о. Русский, а корабли — в главной базе).

Подобная ситуация не могла продолжаться бесконечно. Мы обратились к командованию флота с предложениями по улучшению и перестройке системы базирования десантных кораблей. Предложения нашли отклик, в частности, активная поддержка последовала от 1-го зам. командующего ТОФ вице-адмирала Николая Яковлевича Ясакова. Было принято решение о создании на том же о. Русский пункта базирования в незамерзающей б. Иванцова. Данная бухта была обращена в сторону Японского моря и прикрывалась архипелагом островов Римского-Корсакова. Бухта была достаточно хорошей с навигационной точки зрения, неплохо защищена от волнения. Лишь при движении шторма с южного направления в б. Иванцова появлялась морская зыбь.

Вскоре появились соответствующие руководящие документы, и флот приступил к оборудованию пункта базирования в Иванцово. Провели необходимые навигационно-гидрографические работы, в глубине бухты установили на мертвых якорях два плавпричала (вскоре к одному из них поставили "польскую" ПМ. На берегу хозспособом построили двухэтажное здание штаба дивизии, создали бетонную площадку для базирования ДКаВП, собрали сборно-шитовую казарму для их экипажей. Вскоре появилась своя электростанция, пробурили скважину, из которой стали качать пресную воду. На корабли пр. 1171 и 1174, швартовавшиеся к плавпричалам, при помощи проложенных коммуникаций стала подаваться вода и электроэнергия.

Пункт базирования был создан и постепенно развивался, однако средств и сил для обеспечения дальнейшего базирования десантных кораблей выделялось недостаточно, и большая их часть по-прежнему стояли "носом в берег".
В соответствии со сложившейся практикой в случае получения штормового предупреждения БДК покидали б. Иванцова и выходили в Амурский залив, где становились на якоре в районах, защищенных от волнения. За те семь лет, что мне довелось командовать 22-й дивизией, дважды морские волны, минуя острова, прорывались в бухту и наносили серьезные повреждения (в частности, первая секция плавпричала получала пробоины). Чтобы предотвратить подобное, было решено построить мол. На отмели затопили два старых, наполненные камнями десантных корабля, а также произвели отсыпку большого объема скальных пород. Нам же предстояло продолжить работы. Сразу после первого серьезного предупреждения природы мы получили большое количество железобетонных пирамид, кубов и "ежей". Конструкции производились на одном из предприятий Приморья и доставлялись на о. Русский нашими десантными кораблями. Здесь, используя плавкран, мы сгружали их на месте возведения нового мола. К моменту завершения моей службы в Приморье мол практически полностью был сформирован. Далее планировалось "отбить" шпунтом дамбу со стороны бухты, забетонировать, углубить дно и подходы образовавшейся гавани, затем в этом месте поставить плавпричалы, проложить коммуникации и начать базирование кораблей. Насколько мне известно, шпунт был завезен, но далее работы сначала замедлились, а потом и прекратились. В стране начались преобразования и, видимо, стало не до базирования кораблей нашего флота. Более того, сейчас данный пункт базирования "благополучно" заброшен.

Учения "Луч", боевые службы и походы


В 1982 г. дивизия морских десантных сил ТОФ приняла участие в учениях "Луч", основной задачей которых являлась отработка совместных действий сил высадки и отрядов кораблей огневой поддержки десанта в ночных условиях с использованием инфракрасной аппаратуры для управления силами.

На этапе подготовки к учениям, которая заняла около четырех месяцев, провели проверку и привели в полную боевую готовность корабельную инфракрасную аппаратуру для ночного маневрирования. Было выявлено много недостатков — на некоторых кораблях "изделия" по недосмотру или халатности вышли из строя и требовали ремонтных работ в условиях мастерских. Для переносных инфракрасных приборов потребовалось большое количество индивидуальных источников питания. Нашу подготовку к учениям курировал вице-адмирал Н.Я.Ясаков — именно его неуемная энергия, требовательность и даже жесткость в этих вопросах имели следствием то, что к началу учений все корабли были укомплектованы штатными средствами. Кроме того, многие корабли получили новые приборы, которые уже были приняты на вооружение, но еще не получили широкого распространения (например, ночные визиры, сигнальные фонари и пр.). Только после тщательных проверок и тренировок (сначала одиночного корабля, затем подивизионно) мы начали готовиться к самому учению.

По замыслу учений, формирование десантных отрядов происходило в Уссурийском заливе. Пунктами посадки выбрали б. Кетовая и Горностай. Посадка десанта происходила ночью, в пунктах посадки поставили "заморбличенные" створы, корабли шли на посадку с выключенными огнями, используя только инфракрасное оборудование. Все подошли к берегу без происшествий, десант приняли нормально. Кстати, колонны техники морской пехоты шли к пункту посадки с выключенными фарами, пользуясь только защищенными огнями, все сигналы командиры соединений морской пехоты передавали подчиненным им подразделениям "защищенными" огнями. Использовать средства радиосвязи запрещалось (за исключением аварийных ситуаций, но таких не было).

Учения "Луч" запомнились очень тщательной проработкой всех, вплоть до мельчайших, деталей: все было предусмотрено, расписано и, главное, все шло по плану (а так, увы, бывает не всегда). Сложно, все "на нервах", но к утру погрузку закончили, и десантные корабли рассредоточились у б. Кетовая по отрядам (было сформировано два десантных отряда и отряд обеспечения).

В назначенное время начали формироваться силы высадки — корабли дали ход и начали выстраиваться в соответствии с диспозицией (ДЕСО-1, ДЕСО-2). Артиллерийские корабли, осуществлявшие во время погрузки охрану рейда, также заняли свои места в ордере. Началось движение в сторону б. Владимирская Уссурийского залива. На пути получили информацию о действиях обнаруженных ПЛ, о поставленных противником минных заграждениях и пр. Штаб сил высадки эту информацию учитывал, производил уклонение и соответствующее обстановке маневрирование. Такие действия были очень сложны, т.к. силы высадки насчитывали около 50 единиц различных Классов и проектов. Вся эта армада четко управлялась, ДЕСО и отдельные корабли, послушно выполняя приказания, двигались к намеченной цели.

Переход был совершен в течение трех суток. Сначала от Владивостока к б. Владимирская, где сделали поворот и взяли курс в открытое море. Уже в нейтральных водах мы развернулись и морем пришли к м. Клерка архипелага Римского-Корсакова. Там мы постоянно проводили отработку высадки десанта. Поблизости находился полигон, который часто использовали для бомбометания морская авиация, а надводные корабли — для артиллерийских стрельб. Ночью подошли к месту будущей высадки. Все огни, естественно, погашены — единственный свет, который можно было увидеть, это были огни САБ (светящихся авиабомб), которые сбрасывали самолеты морской авиации, подсвечивая цели для бомбометания на полигоне. Не успела отработать авиация, а корабли огневой поддержки уже выдвинулись ближе к берегу и начали обработку побережья. После окончания артподготовки ДК прошли через их строй и начали движение к месту высадки.

В первом броске шли подразделения морской пехоты на ДКаВП, высаженных БДК «Иван Рогов» и «Александр Николаев». Для того, чтобы лучше ориентировать отряды ДКаВП, их лидерами работали ТКА на подводных крыльях. В одном из отрядов концевой катер под командованием ст. лейтенанта Соловьева отстал. Чтобы догнать свои корабли, он увеличил скорость до 30 уз. В это время ТКА на расстоянии 5 каб. от берега сделал поворот влево, чтобы пропустить вперед ДКаВП, отошел на одну милю и лег в дрейф. Два первых катера без проблем вышли на пункт высадки за линию противодесантной обороны и начали высадку морской пехоты. Отставший катер значительно отклонился от курса и как раз вышел на лежавший в дрейфе ТКА-лидер. Когда на ТКА поняли, что на них на огромной скорости с потушенными огнями идет ДКаВП, они включили прожектор. Командир ДКаВП, увидев опасность, с полного хода сделал "стоп". От столь резкой остановки два БТР сорвались с крепления и вылетели из трюма катера. При этом погибли пятеро морских пехотинцев.

Это происшествие смазало общее впечатление об учении на последующем разборе, несмотря на отличное выполнение поставленных задач как до аварии, так и после. Учение продолжалось. Волны десантируемых подразделений накатывались на охраняемое побережье, сметая все на своем пути. Все шло в соответствии с планом, "без сучка и задоринки". Вскоре оборона противника была повержена, все запланированные к высадке силы находились на берегу. И это в полной темноте, без использования осветительных приборов. Действия десантных сил в целом были оценены положительно, но трагическое событие наложило, видимо, свой траурный отпечаток на оценку учения. Практика таких учений, насколько мне известно, не получила распространения. Результаты нашего учения разбирались в ВМА, меня также приглашали на 6-е ВСОК ВМФ, где я выступал с докладом перед командирами кораблей.

Учение "Луч" стало самым запоминающимся, хотя тяжелым и трагическим событием в моей службе на Дальнем Востоке. Впрочем, служба в тот период была наполнена различными трудными ситуациями, из которых мы всегда находили выход. Кроме участия в ежегодных общефлотских учениях, мы осуществляли снабжение удаленных "точек" флота. Дальневосточная практика этих действий практически не отличалась от того, чем мне приходилось заниматься на СФ. Важным направлением деятельности дивизии была подготовка и отправка БДК на БС в состав 8-й ОПЭСК ТОФ. Там постоянно находились один-два БДК из состава нашего соединения с батальоном морской пехоты на борту. Основной их задачей являлась демонстрация военно-морской мощи. В Индийский океан мы посылали самые подготовленные экипажи и подразделения, и я не сомневаюсь в том, что в случае необходимости морская пехота смогла бы защитить честь и достоинство нашей державы.

Часто наши БДК заходили в Сомали — мы доставляли туда бронетехнику и автомобили, забирали отслужившее свое машины, Постоянно выполнялись "пассажирские" рейсы в Камрань (два-три БДК по два-три раза в год совершали рейсы в эту базу, доставляя туда молодое пополнение и забирали отслуживших срочную службу). Привлечение БДК объяснялось их конструктивными особенностями, позволяющими в достаточно комфортных условиях перевозить большое количество военнослужащих.

Большая работа выполнялась нашими БДК по обеспечению строительства нового пункта базирования на Курильской гряде в б. Броутона (в кратере потухшего вулкана) о. Семушир. В этом достаточно удобном месте создавалась современнейшая база АЛЛ. Мы туда доставили береговой ракетный полк в полном составе, большое количество различного оборудования и техники, танки ИС (их зарывали в землю, бетонировали — таким образом создавалась хорошо укрепленная огневая точка). Особыми стали для наших ДК рейсы по доставке в б. Броутон большого количества боеприпасов времен Второй мировой войны. Дело в том, что слабым местом новой базы был мелководный канал, связывающий кратер потухшего вулкана с проливом. Канал было решено углубить, а в качестве взрывчатки использовать отслужившее свое снаряды, боевые части торпед и прочие "изделия", содержащие большое количество ВВ. Основная серия взрывов, пробивших канал, была осуществлена еще до моего прибытия на Дальний Восток.

В целом Курильские острова были достаточно хорошо известны командирам наших ДК. Постоянные "грузовые" рейсы мы совершали на различные острова этой гряды, а также на Сахалин. Но не только они связывали нас с Курилами. Этот регион мы использовали и для своей боевой подготовки. В 1985 г. состоялась достаточно крупная высадка десанта в б. Касатка о. Иртуп. Общее руководство учениями осуществлял командующий ТОФ адмирал флота В.В.Сидоров. Учения, в которых принимали участие практически все корабли дивизии, запомнились очень плохой погодой — высадка десанта проходила в штормовых условиях, но успешно. Кораблям нашей дивизии доводилось высаживать морской десант и в б. Анива на Сахалине.

На этой странице опубликован фрагмент статьи, посвященный службе на ТОФ. Полностью статью контр-адмирала Тулина Кирилла Алексеевича можно прочесть в журнале "Военно-технический альманах Тайфун" № 47 2005 год.

Более подробную информацию о 22-0й ДМДС можно посмотреть на сайте "БДК Николай Вилков".

Автор данного ресурса позаимствовал мое фото причала ДМДС с этой страницы даже не указав ссылки... Предлагаю воспользоваться возможностью и посмотреть нынешнее состояние бухты Иванцова.